Какой должна быть форма одежды?

Автор Геннадий Плоткин   
28.04.2010 г.

Накануне войны на страницах недавно появившегося «Интендатского журнала» (№ 1 1940) были опубликованы размышления одного из командиров РККА о военной форме Красной Армии. Статья вызвала бурное обсуждение среди военных (№ 2 1940), итоги которого интересны и сейчас. 

Какой должна быть форма одежды?

Внешний вид бойца и командира в большой степени зависит от каче­ства, покроя, формы и состояния обмундирования.
Каким же требованиям должна удовлетворять Воинская форма?

Общевойсковое обмундирование по внешнему виду, покрою и расцветке, кроме установленных знаков различия и эмблем, должно быть абсолютно единым для всех без исключения родов войск.

Нельзя считать нормальным положение, при котором каждому роду войск или группе специалистов войск присваивается особая форма. Это удо­рожает изготовление обмундирования, усложняет снабжение им и вместо обя­зательного стандарта создает вредную «разношерстность» войсковой экипировки.

Обмундирование должно быть также единым для похода и повседневной носки. Надо решительно отказаться от нескольких комплектов обмундиро­вания (выходное, парадное, походное и пр.). При правильной организации дела достаточно выдавать каждому бойцу один полный комплект обмундиро­вания:

а) для зимы (с отбором для реставрации летних вещей);
б) для лета (с отбором для реставрации зимней одежды).

Кроме того, обмундирование по покрою и расцветке должно быть, безу­словно, единообразным для бойцов и командиров, с той лишь разницей, что одежда командного состава изготовляется из лучшего материала и особо тщательно подгоняется по фигуре командира, однако не слишком резко выделяя его из общей массы бойцов. Само собой разумеется, что форма одежды командира сохраняет все знаки различия и эмблемы родов войск.

Армейское обмундирование должно резко отличаться по своему внеш­нему виду от форменной одежды милиции, пожарной охраны, войск внутрен­ней охраны и пр. Было бы совсем невредно первое надевание форменной армейской одежды молодыми бойцами отмечать особым торжеством в под­разделении и части.

С другой стороны, следовало бы ввести порядок, при котором молодой боец не надевал бы армейской формы, пока не усвоит устава внутренней службы, в частности раздел о воинских приветствиях. Время с момента прихода военнослужащего в часть до надевания формы надо использовать на индивидуальную пригонку обмундирования.

Полную экипировку бойцов должны производить представители интен­дантской службы части и соединения, отвечающие за качество обмундиро­вания. Они по актам сдают обмундирование на людях командиру подраз­деления.

При выборе типа обмундирования надо учесть, чтобы оно было удобным в боевой обстановке. Прежде всего надо отказаться от всякого рода рубах, гимнастерок, брюк-галифе, брюк гражданского покроя (среди большого раз­нообразия воинской одежды есть и такие брюки). Вся эта одежда доста­точно бесформенна, аляповата и никак не вяжется с представлением об удобной, хорошо прилаженной воинской форме.

Взамен рубах и френчей нужно ввести закрытый однобортный китель со стоячим воротником, прямыми плечами, облегающий фигуру строго по талии. Китель придает фигуре стройный воинский вид и удобен в боевых условиях. При пошивке кителя экономится материал. Воротник кителя при перебежках и в походе можно отстегивать на один крючок. Китель исклю­чает также ношение пояса, так как плотно облегает талию. Пояс понадо­бится лишь для боя и похода.

Брюки галифе или полугалифе нужно заменить брюками обычного по­кроя. Ничем не оправданный и практически ненужный напуск материала в верхней части брюк придает во многих случаях (особенно людям невысо­кого роста) совсем невоинский вид.

Шинель должна быть двубортной, хорошо облегать фигуру и иметь сзади разрез. Ее нужно снабдить более широким откладным воротником для защиты от ветра и мороза.

Привычка опускать поля фуражки сзади и с боков портит ее вид. Для лучшей выправки и сохранения внешнего вида военнослужащего поля фу­ражки должны быть всегда подняты. Можно также, увеличив откладной во­ротник шинели, отказаться от специальных зимних головных уборов (шле­мы, шапки-ушанки). В походе можно закрывать уши специальными флане­левыми наушниками.

Надо установить единую расцветку обмундирования для всей Красной Армии. Наиболее правильным, по нашему мнению, будет введение единого стального цвета для всей форменной одежды армии. Обмундирование стального цвета — самое универсальное для маскировки, оно практичное и красивое.

В интересах дела следует строжайшим образом следить за цветом об­мундирования, бракуя даже малейшие отклонения от установленного стан­дарта. Экипировка каждого подразделения, части и соединения должна быть абсолютно однообразной по расцветке, форме и покрою.

Наиболее экономной армейской обувью надо считать брезентовые сапо­ги с полувысоким каблуком. Срок службы таких сапог, если их добротно сделать, не меньше срока кожаных — тяжелых в походах и в бою, дорогих, плохо вентилируемых и демаскирующих бойца. Брезентовый сапог хорошо облегает ногу, его окраска может быть подогнана под общий цвет обмундирования. В комплекте обмундирования можно иметь две пары брезентовых сапог: одну — для лета, вторую — для зимы (более свободные сапоги, позволяющие надевать теплый носок и навертывать теплую портянку).

Особо надо сказать об обмундировании специальных родов войск. В комплекте специального обмундирования  нужно  оставить  только летний и зимний комбинезоны, нательную фуфайку, теплые рукавицы, шер­стяные чулки, специальные шлемы, очки для летчиков и танкистов. Все остальное изъять.

Сроки носки специального обмундирования должны быть увеличены вдвое; его не следует выдавать в собственность, считая табельным имуще­ством части. Пользоваться этим обмундированием надо только с разреше­ния командира части, при действительной надобности.

Для удобства пользования все обмундирование должно разделяться на две группы: армейское—-«обмундирование № 1» и специальное — «обмун­дирование № 2».

Весьма странно, что специальным обмундированием занимается не Упра­вление вещевого снабжения Красной Армии, а Управления военно-воздушных сил и автобронетанковых войск. Такая организационная неразбериха ничего хорошего не дает, и в интересах дела должна быть заменена системой, при которой одно управление отвечает за всю экипировку Красной Армии.

Интендант 1-го ранга А. Кривошапко

Злободневные вопросы

Поднятый А. Кривошапко вопрос о форме одежды Красной Армии представляет значительный интерес. В самом деле, нельзя привести сколько-нибудь серьезного довода в пользу того многообразия цветов и покроя обмундирования, которое имеется в настоящее время. Армейское обмундирование, помимо защитно-гигиенических функций, должно сочетать в себе простоту покроя, прочность, удобство носки и по возможности однообразие цвета. Наше обмундирование отвечает не всем этим требованиям.

Сейчас обмундирование готовится из тканей шести цветов: серого, хаки, темно-синего, стального и, наконец, смешанного для горных и казачьих частей. По покрою шьются: однобортные и двубортные шинели, черкески, мундиры (для казаков), рубахи (гимнастерки), бешметы, френчи и кителя. На расцветку петлиц, околышей фуражек и на канты применяется восемь различных цветов приборного сукна.

Этот сложный конгломерат цветов и покроев создает немалые трудно­сти в заготовке, снабжении и в пошивке. Удорожается стоимость комплек­та, увеличивается расход тканей. Разновидность обмундирования отражает­ся на маневрировании вещевыми ресурсами и невероятно усложняет учет. Достаточно сказать, что только по головным уборам учет в войсках сейчас ведется по 42 наименованиям. В результате этого создается невероятная пу­таница.

Предложение А. Кривошапко о необходимости унификации обмундиро­вания своевременно. Пошивка армейского обмундирования из тканей одного цвета и единого образца для всех родов войск и служб — назревшая необ­ходимость. Правильно ставится вопрос о запрещении правительственным актом пошивки обмундирования военного образца различными гражданскими организациями.

Внешними отличительными признаками принадлежности к тому или иному роду войск и службы внутри армии, по нашему мнению, должны служить петлицы, эмблемы по роду службы, околыш головного убора и окантовка. Причем расцветка петлиц, околышей и кантов должна состоять из четырех цветов: малинового для пехотных частей; черного для техниче­ских войск (в том числе артиллерии и железнодорожных войск); голубого для военно-воздушных сил и темносинего для кавалерии. Бойцы и командиры специальных служб (медицинской, ветеринарной, интендантской) должны иметь ту расцветку обмундирования, которая присвоена части, в которой он служит, с ношением на петлицах установленной эмблемы.

Принятые на снабжение головные уборы: фуражка и пилотка, не нуждаются в каких-либо изменениях. Для зимы лучшим убором следует считать папаху серого цвета. Отменять зимний головной убор, как предлагает А. Кривошапко, нельзя.

В шинели бойца следует увеличить разрез сзади и не делать сшивки спинки, так как это затрудняет надевание шинели на телогрейку и ограни­чивает возможность использования ее вместо одеяла. Модель шинели на­чальствующего состава нуждается в модернизации. Следует увеличить охват в талии, хлястик делать фигурным, довести количество нагрудных пуговиц до шести и поставить к воротнику крючок для застегивания шинели в нуж­ных случаях наглухо.

Нельзя согласиться и с предложениями А. Кривошапко о замене цвета обмундирования, об оставлении на снабжении бойца одного комплекта об­мундирования, о введении на снабжение кителя вместо френча и рубахи {гимнастерки), а также брезентовых сапог — вместо кожаных. По природ­ным условиям нашего Союза (рельеф и окраска местности) более рацио­нальным и маскирующим цветом ткани для армии является цвет хаки, а не стальной цвет, как утверждает А. Кривошапко.

Помимо тактико-техниче­ских преимуществ, цвет хаки менее марок в носке и легче поддается под­крашиванию.
Френч со снабжения, безусловно, должен быть снят. Охаивать рубаху {гимнастерку) и заменять ее кителем нет оснований. Рубаха облегчает при­гонку, лучше облегает тело и действовать в ней легко и удобно. Ношение поясного ремня поверх обмундирования бойца и командира нужно считать обязательным, так как, во-первых, ремень способствует обогреванию тела в зимнее время и, во-вторых, на ремень приторачиваются носимые предметы полевого снаряжения (патронные, гранатная, продуктовая сумки, шанцевый инструмент). Ношение ремня со снаряжением на кителе менее удобно. Рас­ход ткани на китель не уменьшается, а увеличивается.

Шаровары для рядового и начальствующего состава целесообразнее шить по форме полугалифе, с окантовкой. Для начальствующего состава штабной службы следует разрешить ношение брюк навыпуск.
Ввиду того, что летнее обмундирование дает значительную усадку при стирке и подкрашивании, следует несколько увеличить размеры ростовки.

Военнослужащие Красной Армии должны быть всегда хорошо одеты. А это мыслимо только при наличии у бойца и командира двух комплектов обмундирования. Комплект рабочего (повседневного) обмундирования должен создаваться в частях из планового отпуска вещей, за счет бережного отношения к обмундированию в носке. Для участия на парадах, смотрах и при выходах в город бойцу и командиру следует дать специальный комплект обмундирования в виде мундира и шаровар, срок носки которых должен бытъ удлинен. Хранить комплект парадного обмундирования бойцов нужно в войсковом цейхгаузе.
Для работы в поле бойцу и строевому командиру необходимо к шинели выдавать куртку типа венгерки, удлинив при этом срок носки шинели и венгерки.

Парадоксально звучит предложение А. Кривошапко о введении на снаб­жение армии брезентовых сапог вместо кожаной обуви. Автор, видимо, не учел слабых защитных свойств этой обуви от сырости и холода. А ведь современные условия боевой подготовки требуют, чтобы тренировка бойцов велась в любой обстановке и при любой погоде, не говоря уже о военных действиях. Брезентовая обувь этим требованиям не отвечает. Сокращение потребления кожи на нужды армии может и должно итти по линии более широкого внедрения заменителей кожи (кирзы и т. п.).

Диференцированное снабжение войск обувью: в теплых районах — ботинками с обмотками, а в умеренных и холодных — сапогами, даст эко­номию в расходе кожи. Снабжение обувью начсостава штабной службы, не связанного с выездами в войска, должно быть комбинированным, с выда­чей и ботинок и сапог, только на более продолжительный срок.
Заготовка и снабжение авиационных и автобронетанковых частей спе­циальным обмундированием должны быгь централизованы в Управлении веще­вого снабжения Красной Армии. Перечень спецодежды для специальных войск нуждается в пересмотре и, возможно, в некотором сокращении. Но разумно решить этот вопрос можно только путем внимательного изучения особенностей службы различных специальностей.

Бригиитендант К. Ремизов

В чем прав и в чем неправ А. Кривошапко

Прежде всего я целиком разделяю точку зрения А. Кривошапко, что войсковое обмундирование должно быть абсолютно единым для всех родов войск.

Заготовка обмундирования различной формы создает большие затруд­нения для промышленности, чрезвычайно усложняет снабжение и не позво­ляет маневрировать резервами. В практике нередки случаи, когда в силу тех или иных штатно-организационных изменений органы снабжения, рас­полагая достаточными резервами для обеспечения вновь возникающих по­требностей, не в состоянии их обеспечить именно из-за расцветки обмундирования и еще более часто — из-за расцветки кантов на летнем обмун­дировании начальствующего состава.

Различная расцветка обмундирования и кантов ведет, кроме того, к образованию мертвых запасов формы одного рода войск, в то время как потребности других родов войск остаются необеспеченными. Переброски людей из одного рода войск в другой также вызывают дополнительные матери­альные затраты, исчисляемые сотнями тысяч рублей на смену формы одежды (особенно по группе начальствующего состава).

В общем итоге различная форма и расцветка не только приводят к большим дополнительным расходам, но и к смешению формы одежды.

К тому, что предлагает А. Кривошапко, я считал бы необходимым до­бавить, что целесообразно совершенно снять окантовку на летнем обмун­дировании начальствующего состава, а на суконном (зимнем) — оставить единый кант для всех родов войск. Точно также излишним является кант на пилотках.

Соглашаясь с А. Кривошапко, что френч как походную форму надо со снабжения снять, я предлагаю, однако, оставить френч как выходную форму для начальствующего состава (при положении «вне службы»), причем для начсостава всех родов войск надо установить открытый френч (при брюках навыпуск и ботинках).

Разделяя ряд предложений, выдвинутых А. Кривошапко, я в то же время с некоторыми из них согласиться не могу. По-моему, неправ А. Кри­вошапко, когда он утверждает, что более длинный воротник шинели может заменить шапку-ушанку. При перебросках войск на автотранспорте ника­кой воротник и фланелевые наушники не спасут от резкого продувания ветром. Затем, при стальном шлеме обязательно нужен или подшлемник или шапка-ушанка, иначе стальной шлем в зимних условиях носить невоз­можно. Поэтому шапка-ушанка должна остаться на снабжении. Ростовку стального шлема следует изменить, переконструировав внутренние амортизаторы таким образом, чтобы стальной шлем можно было носить и на шапке-ушанке зимой и на пилотке летом.

Я также не согласен с утверждением А. Кривошапко, что сапог с бре­зентовым голенищем будет наиболее практичным. Наоборот, для похода он очень неудобен. Стоит лишь промочить голенища, а это будет нередко, и сапог уже почти невозможно обуть. При всех положениях наиболее удоб­ным и практичным остается сапог с кожаным голенищем; но и сапог с кирзовым голенищем, уступая по качеству кожаному, все же является луч­шим, чем брезентовый.

Вопрос о ботинках. Для удобства и быстроты обувания следовало бы ботинки изготовлять с боковой резинкой, а вместо обмоток ввести гетры с застежками. В гражданскую войну эстонская дивизия получала на снаб­жение такие гетры, и я, по собственному опыту, могу сказать, что они были более удобны, чем обмотки.

Что же касается специального обмундирования, то к этому вопросу А. Кривошапко подходит несколько упрощенно, и с его предложениями согласиться нельзя.

Интендант 1-го ранга Н. Жуковский

Всем родам войск — единую форму

В Красной Армии имеются разнообразные формы обмундирования: стрелковых войск, артиллерийских, танковых, кавалерийских, казачьих, химических, инженерных, авиационных, железнодорожных, с различной расцветкой и окантовкой. На расцветку и окантовку тратятся большие средства, расходуются дорогие сукна и импортные красители, особенно для сукон малинового цвета.

Из-за разнообразия форм обмундирования отдельные части и соеди­нения лишены возможности маневрировать имеющимися запасами, по­скольку на складах остается большое количество обмундирования для од­ного рода войск и не хватает для другого.

В любом стрелковом соединении, особенно в штабах, можно видеть форму разных родов войск, что нарушает стройность и создает недопу­стимую пестроту. Разновидность формы, помимо всего прочего, позволяет легко определить, какого рода войска расположены в данном районе. Зная род войск, по знакам различия командного состава можно установить масштаб войсковых частей.

Разновидность формы мешает планомерному освежению запасов и требует большой затраты времени от снабженческого аппарата Красной Армии. Номенклатура имущества вещевого снабжения по одним только петлицам насчитывает 86 наименований, тогда как вместо этого могут быть введены только два наименования: петлицы рубашечные и петлицы шинельные. При введении единой формы петлицы к шинелям и гимнастер­кам могут сразу пришиваться в промышленности, которая занята их изго­товлением.

Роды войск с успехом можно различать по существующим в армии трафаретам (эмблемам). При наличии большого разнообразия петлиц в на­стоящее время назначение эмблем непонятно. При введении же единой формы они будут обозначать соответствующий род войск. При этом, ког­да красноармеец переводится в часть другого рода войск, он меняет лишь эмблемы, а форма остается без изменений.

Командирам частей и в особенности хозяйственникам известна «пет­личная проблема». Объясняется она тем, что петлицы изготовляются от­дельно от остального вещевого имущества. При введении единой формы не станет «беспетличных подразделений», так как петлицы будут аккурат­но пристрочены на фабриках.

Разновидность формы и большая номенклатура петлиц усложняют ра­боту учетного аппарата. Например, для учета 100 шинелей и 100 пар пет­лиц требуется затратить одинаковое количество времени.

В настоящее время имущество на складах требуется хранить не только по сортам и ростам, но и дополнительно производить его сортировку, и раскладку по цвету петлиц. Эта дополнительная работа ничем не оправ­дана.

Введение единой однообразной формы имеет все преимущества — оно устраняет немало всякого рода трудностей, сокращает и упрощает работу в частях, дает большую экономию государственных средств, позволяет планомерно освежать запасы.

Интендант 2-го ранга А. Цкловер

Необходимые возражения

Интендант 1-го ранга А. Кривошапко высказал в своей статье «Какой должна быть форма одежды?» несколько небезынтересных мыслей, достой­ных внимания командного состава и работников интендантской службы.

В чем, по нашему мнению, А. Кривошапко бесспорно прав? Он пред­лагает установить в армии единообразное по покрою и расцветке обмун­дирование для красноармейцев и начальствующего состава всех без исклю­чения родов войск. Предложение это приемлемо.

Во-первых, оно приемлемо с точки зрения требований войны: надо, чтобы в бою обмундирование командного состава ничем не отличалось от красноармейского (кроме знаков различия). История войн показывает, что противник стремится прежде всего вывести из строя командный состав наступающих частей и тем самым обезглавить их. А так как всякая вой­на имеет свои отличительные особенности (в условиях боев в Финляндии они выразились, например, в широком применении белофиннами снайпе­ров-«кукушек», маскировавшихся на деревьях), то различия в форме об­мундирования превращают командира в мишень для пули врага.

Во-вторых, предложение о единообразном по покрою и расцветке обмундировании приемлемо потому, что оно позволяет легче организовать производство обмундирования и улучшить его качество.

В-третьих, это предложение приемлемо и потому, что при единооб­разном обмундировании легче организовать снабжение войск. Как извест­но, обмундирование отпускается на списочный состав части, а между тем текучесть этого состава нередко весьма значительна. В этих условиях разные цвета и формы обмундирования создают иногда затруднения в ма­неврировании имеющимися резервами обмундирования.

Далее, мы согласны с А. Кривошапко и в той части, где он предлагает сосредоточить снабжение обмундированием в одних руках — в руках Управ­ления вещевого снабжения Красной Армии. В настоящее время снабжением армии специальным обмундированием занимаются три управления: Управ­ление вещевого снабжения Красной Армии, Управление военно-воздушных сил и. Управление автобронетанковых войск. Такая, образно выражаясь, чересполосица ни к чему путному привести не может. В самом деле, заказчиков трое, а поставщик один. И вот что встречается на практике: один заказчик отвергает условия поставщика, другой и третий принимают их охотно. В период договорной кампании наблюдается своеобразная кон­куренция между заказчиками. А все это в конечном счете ведет к сни­жению качества продукции, поставляемой Наркомату обороны.

В то же время мы возражаем против тех предложений А. Кривошапко, которые, по нашему мнению, являются плевелами и как плевелы долж­ны быть отброшены.

Возражение первое. А. Кривошапко, рекламируя сомнитель­ные достоинства мундиров, которые он предлагает ввести взамен гимна­стерок и френчей, утверждает, что такие мундиры придают фигуре строй­ный воинский вид и что их можно носить без ремней. Предложение это звучит неубедительно. Командир обязан носить при себе оружие в мир­ное и в военное время.. Издревле известно, что оружие носят на ремне, а не на шее. Далее, есть люди худощавые и предрасположенные к полно­те, есть тощие и полные; ремень внешне подтягивает и первых и вторых, придает им должный воинский вид, необходимую строевую выпоавку. На­конец, в период выходов в поле, на учения и маневры боец должен быть в полном боевом снаряжении. После хождения в мундире без ремня ему покажется тяжело в боевом снаряжении.

Возражение второе. А. Кривошапко предлагает увеличить откладной воротник шинели с тем, чтобы отказаться от специальных зим­них головных уборов (шлемы, шапки-ушанки). В походе, по его мнению, можно закрывать уши специальными фланелевыми наушниками. Это пред­ложение неприемлемо. Откладной воротник в непогоду может защитить от холода мирного жителя, перебегающего под сенью высоких зданий из од­ного квартала в другой. Но в суровых зимних условиях откладной ворот­ник системы А. Кривошапко явно непригоден. Кто был на войне зимой, тот знает, что шлемы не защищают от холода, особенно в сильные моро­зы. Введение шагюк-ушанок вполне разумно. А фланелевые наушники — бог с ними — пусть носит их А. Кривошапко.

Далее, А. Кривошапко утверждает, что привычка опускать поля фу­ражки сзади и с боков портит ее вид, а посему, мол, для лучшей вы­правки и сохранения внешнего вида военнослужащего надо, чтобы поля фуражки всегда были приподняты. На вкус и цвет, как говорится, товари­щей нет. Откуда А. Кривошапко взял, что опущенные поля портят вид фу­ражки и суть вредны? Мы не видим ничего предосудительного с точки зрения воинского ви­да, если наши красноармейцы и командиры и впредь будут носить фураж­ки с опущенными полями.

Возражение третье. А. Кривошапко пишет, что наиболее экономной армейской обувью надо считать брезентовые сапоги с полу­высоким каблуком. Срок службы таких сапог, утверждает он, если их добротно сделать, не меньше срока кожаных — тяжелых в походах и в бою, дорогих, плохо вентилируемых и демаскирующих бойца.

Конечно, брезентовые сапоги экономны. Но не только соображениями экономии определяется выбор армейского обмундирования, в том числе и сапог. Армейская обувь должна по крайней мере отвечать одному основ­ному требованию: быть непромокаемой и защищать ноги от холода. Бре­зентовые сапоги ни в летнюю, ни в зимнюю пору не отвечают этому тре­бованию. А. Кривошапко справедливо отмечает, что эти сапоги «хорошо вентилируются». Что правда — то правда. Но именно поэтому «вентили­руемый» владелец таких сапог в боевых условиях зимой может остаться без ног.

Кирзовые сапоги неизмеримо лучше для похода, нежели брезентовые. Они не промокают, относительно легко снимаются и надеваются и защи­щают ноги бойца от холода. Что же касается брезентовых сапог, то их, как известно, в намокшем виде ни снять, ни надеть. Брезентовые сапоги годятся для носки только в мирное время и только летом; они непригодны для боя, где людям приходится действовать на снегу, под дождем, в отте­пель, в суровые морозы, совершать длительные марши и форсировать реки.

Возражение четвертое. А. Кризошапко ратует за то, что­бы брюки галифе или полугалифе заменить брюками обычного покроя. Он пишет: «ничем не оправданный и практически ненужный напуск материала в верхней части брюк придает во многих случаях (особенно людям невы­сокого роста) совсем невоинский вид». Галифе действительно следует лик­видировать. Но полугалифе или бриджи вполне практичны и их, по наше­му мнению,.следует сохранить. Что же касается людей «невысокого роста»,, то можно сказать коротко: не они делают «погоду» в армии. Напротив, люди в нашей армии рослые, крепкие.

Народный Комиссар Обороны товарищ С. К. Тимошенко требует от армии коренной перестройки обучения и воспитания. И основной принцип перестройки гласит: перенести всю боевую учебу в поле, в сложные усло­вия, максимально приближенные к боевой обстановке со всеми ее трудно­стями и невзгодами. Этому требованию должно соответствовать и наше обмундирование, призванное защищать бойца от непогоды, холода, лютых морозов и сохранять его боеспособность в любых условиях. Вот почету мы выступаем против откладных воротников, мундиров без ремня и «хо­рошо вентилируемых» брезентовых сапог, которые пригодны, может быть, ранней осенью на.охоте за зайцами, но непригодны для войны.

Интендант 2-го ранга Г. Крылов